Сочи: недоступная доступность

Автор: | 03.10.2017

Когда-то в студенческие годы судьба свела меня с человеком, чья жизнь напоминала непростую историю писателя Николая Островского. Молодой парень, выпускник известного в стране авиационного училища, вместо покорения небесных высот оказался в инвалидном кресле.

Чудом не сломался, превозмог внутреннюю трагедию, стал писателем, хотя до конца своей жизни так и остался недвижим. Редкие свободные часы между учебой и практикой мне удавалось проводить с ним, иногда  гулять по городу. Толкая впереди себя инвалидную коляску, в которой сидел мой друг, и будучи увлечена интересной беседой, я не сразу замечала, как трудно ему переносить даже мелкие ухабы на тротуаре. А съезд с обыкновенного бордюра становился болезненным испытанием. Мне не всегда удавалось удержать коляску так, чтобы его тяжелое и беспомощное тело не пронзала острая боль. Благо, он не видел моих слез отчаяния и жалости. Но ощущение бессилия и растерянности, которое возникает, когда ты не в силах помочь, долго не покидало меня.

Всякий раз, когда я вижу инвалидов-колясочников на улицах нашего города, это ощущение возвращается ко мне вновь. Казалось бы, отношение к людям с ограниченными возможностями здоровья в нашем обществе постепенно меняется. Еще недавно незнакомое слово «инклюзия» стало понятным и, благодаря неравнодушным людям, ломает заскорузлый стереотип: если ты инвалид, то обречен стать  узником своего жилища. Мы все чаще видим людей в инвалидных приспособлениях на улицах, и все реже отводим от них взгляды, хоть на малую толику проникаясь сочувствием.

И сам градостроительный термин «доступная среда»  стал неким брендом у муниципальных и городских чиновников. Это хорошо, потому что формирует определенную социальную ответственность за сограждан. Но плохо, если понятие доступной среды остается на бумаге в отчетах и докладах, или виртуальным  – в 3D макетах и бодрых сюжетах ТВ. Безбарьерная среда должна стать естественной частью общегородского пространства. Так и планировалось в период великой предолимпийской стройки. Особенно радовали лифты на пешеходных переходах, подъезды к социально значимым объектам, тактильная тротуарная плитка для слабовидящих. Все должно было облегчить жизнь не только  людям с ограниченными возможностями, но и пожилым, и родителям с малыми детьми.

А на деле что имеем? Уличные лифты почти нигде не работают. В Адлере, например, невозможно и дозвониться, чтобы вызвать лифтера. Инвалиды, которые отдыхают в санаторно-курортных заведениях, вынуждены передвигаться, через проезжую часть федеральной трассы, чтобы попасть на противоположную сторону к автобусной остановке.

Это если говорить о техническом обслуживании доступной среды. Допустим, могут быть сложности. Но пандусы! Глядя на замысловатые потуги тех, кто обязан был оснастить тротуары, пешеходные переходы, ступеньки удобными пандусами, если не впадаешь в ступор, то задаешься вопросами: для кого это было сделано? Для камикадзе или любителей экстремальной езды? О чем думали те, кто составляли какой-то проект, и куда привел полет их изощренной дизайнерской мысли? Пандусы, по которым ни спуститься, ни подняться,  без риска попасть под колеса проходящего транспорта. Пандусы, которые зачастую  ведут в никуда  — в глухую стенку, в закрытую дверь. Да и по тактильной плитке ходить даже здоровому человеку небезопасно – можно подвернуть ногу на разрушающейся поверхности. Как в известной миниатюре Аркадия Райкина: «Кто вместо штанов мне рукава пришил? Кто вместо рукавов мне штаны пришпандорил?»

Получается, вроде позаботились о маломобильных гражданах, но от такой заботы среда доступнее не стала.

В нашем «волонтерском» доме в Эсто-Садке живет женщина, у которой на руках 5-летние сыновья-близнецы, оба инвалиды — после родовой травмы. Она до сих пор их возит в двухместной коляске. И каждый раз ей приходится преодолевать вполне себе барьерную среду. От ступенек нашего дома, на которых никак не разрешат приспособить примитивный откидной пандус  для большой коляски, до пандусов на автобусной остановке. Их недавно только соорудили, в аккурат перед выборами. Красиво получилось, но совершенно без всякой пользы. Только деньги потратили зря.

Глядя на эти мытарства, как-то неудобно вспоминать о стариках, с трудом поднимающихся по ступенькам пешеходных переходов, о матерях, которые таскают на руках громоздкие коляски с детьми, потому что размер пандус-рельс не подходит для многих колясок. Кстати, и для инвалидных тоже. Или рельсы не снабжены бортиками, и потому могут быть травмоопасными.

Спрашивается, кому нужна эта фейковая безбарьерная среда? Кому греют душу отчеты о ее создании? Кто рапортует перед электоратом, что наказ выполнен? Помнится, мэр нашего города грозился посадить в инвалидные коляски своих подчиненных перед Паралимпиадой-2014, чтобы те на себе ощутили трудности передвижения людей с ограниченными возможностями по улицам Сочи. Не ощутили.

Но в этой болезненной теме есть еще одна важная сторона – преодоление психологических барьеров. Обе эти проблемы тесно связаны между собой. Исходя из того, как власть заботится об обездоленных людях, само общество воспитывается в духе гуманности и милосердия. Или не воспитывается, потому что не видит отношения к личности  человека, как к безусловной ценности. Не секрет, что  с каждым годом людей с необратимыми проблемами здоровья становится все больше. В любой момент на месте инвалида может оказаться каждый из нас. И без понимания со стороны окружающих людей выжить мучительно трудно. Смириться с новой реальностью и настроиться на новую жизнь можно только при поддержке здорового и зрелого общества. Вам кажется, что вы просто пандус строите, а в самом деле, вы прокладываете дорогу к качественной жизни людей, которых настигла беда. И многим подаете надежду и веру в себя.

Текст и фото: Наталия Мюселимян

Источник

0

Автор публикации

не в сети 26 минут

Natalia

1 709
Комментарии: 78Публикации: 1742Регистрация: 05-09-2016
Поделиться
  •  
  •  
  • 4
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
    4
    Поделились

Сочи: недоступная доступность: 3 комментария

  1. Natalia-Sidorova

    как все четко подмечено! и это в СОЧИ! где бывают иностранцы и видные государственные деятели! а представьте какая доступная среда в российской глубинке? она есть, но, наверно, только для тех, кто решил покончить жизнь самоубийством…

    0

Добавить комментарий